Война волков, князь Талейран и китайское обаяние в Европе

Война волков, князь Талейран и китайское обаяние в Европе

Дмитрий Косырев

Удастся ли администрации Дональда Трампа рассорить Европу с Китаем? Для этого следует навязать европейцам заведомо абсурдную мантру: Пекин виноват в сокрытии правды о своем «красном» коронавирусе, он подчинил Всемирную организацию здравоохранения и через нее навязал Европе (и прочим) самоубийственные карантины с самоизоляцией, за что должен дорого заплатить.

Это не первый случай, когда США, как ревнивая супруга, пытаются лишить европейцев выгодных партнеров, потенциальных друзей, собеседников и так далее: тут в списке и Россия, и Иран… Вопрос в том, что из этого получается. Только что вышел доклад, озаглавленный «COVID-19 и отношения Европы с Китаем». Работа коллективная, участвовал 21 национальный исследовательский центр, то есть почти весь ЕС, составлял итоговую книгу всеевропейский центр исследований по Китаю (ETNC — это, скажем упрощенно, франко-бельгийская структура).

Подход к делу тут был такой: Европа большая, у каждой страны свои отношения с Китаем, и если опубликовать лишь обзоры по каждой стране, начиная с Австрии и заканчивая замыкающим алфавитный список UK — Соединенным Королевством, то есть Великобританией, — то все относительно просто. Сложности начинаются, когда надо сделать выводы насчет того, как в нынешней обстановке изменились отношения с Китаем «Европы в целом».

Потому что посмотрите на Италию: тут крепнущее сотрудничество с Пекином. Или Венгрия: бизнес — как обычно. Но во Франции Китай и его растущая роль в мире стали фактором, обострившим споры и внутреннюю напряженность. И в Чехии разговор о том, кто Китай — друг или что-то иное, усилил внутренний раскол…

Посмотрим на те самые, общеевропейские выводы. Главный из них: Европа, конечно, «не имеет иммунитета» от американо-китайского соперничества, но… это последнее, что ее волнует в выяснении собственных сложных отношений с азиатским гигантом. Ну в самом деле — речь о стране с абсолютно незападными ценностями, но ставшей первой экономикой мира. В прежней эпохе была задача: сделать эту и похожие страны (включая Россию) максимально «западными» — и только тогда иметь с ними дело. Но сейчас та эпоха бесславно завершилась. И европейцев не сильно волнует, что там говорит нынешняя администрация США, и еще неизвестно, уцелеет ли таковая в следующем году. Важно, что самим европейцам хочется понять, кто они теперь есть и как им жить в мире, где можно, оказывается, и не быть частью Запада, но прекрасно себя при этом чувствовать.

Читайте также  Бизнес призывает восстановить справедливые условия конкуренции на рынке сои и рапса в Украине

Еще выводы: внутренние судороги Европы по этой теме начались не из-за вируса. Пандемия всего лишь обострила этот спор. В итоге получается странная картина: опыт сотрудничества, в том числе в медицинской сфере, одновременно и сблизил Европу с КНР, и оттолкнул их друг от друга.

Что имеется в виду: одни страны стали в итоге ближе с Китаем, но другие поэтому испугались его еще больше, что усилило общеевропейский развал единства. Разброс тут — от любви, вспыхнувшей к Китаю в Италии, Австрии или, как ни странно, Польше, до размышлений во Франции о том, что нужна общеевропейская система наблюдения за тем, куда идут инвестиции из КНР, не «скупает» ли Пекин Европу.

То есть мало было у Евросоюза собственных склок с разговорами «зачем нам такая единая Европа», а тут добавилась неприятная перспектива обуздывать тех членов, которые в одиночку дружат с Пекином. И попробуй это сделай, не обострив их неприязни к «общеевропейской» политике.

Самая же замечательная черта доклада — это предупреждение Пекину: не пережимайте с вашей активностью на европейском направлении, хуже будет.

Дело в том, напоминает документ, что американо-китайская склока невиданно активизировала пекинскую пропаганду, дипломатию и особенно дипломатическую пропаганду. Послы Пекина во всех странах мира резко оживились, везде выступают, везде проводят акции типа того, что называть коронавирус «китайским» — это расизм. Они же начали массовую мобилизацию своего актива, включая китайских студентов по всему миру, чтобы те демонстрировали поддержку Пекину.

Стиль китайской пропаганды не сильно изменился со времен империи — если уж она берется за продвижение какого-то тезиса, особенно с полной искренностью и убежденностью, то тут шутки в сторону. В итоге у авторов доклада рождается формулировка: это дипломатия в стиле «войны волков».

Читайте также  Интервью Постоянного представителя России при ЕС В.А.Чижова ИА ТАСС (опубликовано 30 декабря 2019 г.)

Речь о двух самых, возможно, коммерчески успешных на мировых экранах фильмах из Китая. Вообще-то, перед нами качественно исполненная имитация классического американского жанра — спецназовец-одиночка насаждает везде справедливость и добро с помощью крупнокалиберного оружия. И никто не удивляется, видя на своем экране очередного Рэмбо, если это американец. Но Рэмбо по имени Лэн Фэн, ставший непобедимым одиночкой бывший сержант китайских Вооруженных сил, — это шок.

И неважно, что у Рэмбо есть множество прототипов и… как бы это сказать, послетипов в реальных американских войнах и спецоперациях, в то время как ничего подобного никакие китайцы еще не делали (кроме кино). Шок от этого не слабее. И послы Пекина, действующие с настойчивостью спецназовца, — тоже непривычный феномен. Есть в нем что-то неожиданное и неевропейское.

Как здесь не вспомнить замечательного человека, который в своей жизни сделал много чего. Например, предал все режимы, которым служил. Но в историю он вошел в том числе как создатель французской дипломатической службы — да, той самой, что жива и сегодня; как основоположник ее структуры, принципов, стиля поведения. Так вот, человек этот — Шарль-Морис Талейран, князь Перигорский, более всего известный как министр иностранных дел при Наполеоне — оставил своим дипломатам завет: не усердствуйте, господа. То есть не нажимайте на партнеров, не добивайтесь своего слишком активно, будьте неагрессивны в своей правоте… Как минимум Франция эту идею усвоила. Пекин заветы Талейрана пока на вооружение не берет.