Чистая победа

Чистая победа

После выхода из Евросоюза британскому премьеру Борису Джонсону будет выгодно восстановление диалога с Россией

Текст: Евгений Шестаков

Убедительный выигрыш Консервативной партии Британии, если не улучшит гарантированно отношения между Лондоном и Москвой, то, во всяком случае, создаст предпосылки для возобновления диалога. На сегодняшний день, как рассказали источники «Российской газеты» в МИД РФ , контакты между странами свернуты на всех уровнях — от политики до культуры. Однако, напряжение, вызванное, так называемым «делом Скрипалей», которое омрачало любые российско-британские отношения и делало их «токсичными», с приходом обновленного правительства Бориса Джонсона может постепенно ослабнуть. И тогда для Лондона и Москвы откроется окно возможностей.

Игнорирование России после выхода Британии из Евросоюза становится, в первую очередь, невыгодным для самих британцев. Если прежде Альбион имел возможность влиять на мировые дела через участие в структурах Евросоюза, то теперь ему придется отстраивать внешнеполитические связи самостоятельно, в том числе, отношения с Москвой. По мнению председателя международного комитета Совета Федерации РФ Константина Косачева, «русский вопрос» стал одним из показателей того, удастся ли государству играть более значимую роль на международной арене. В качестве примера Косачев привел Францию, чей лидер начал самостоятельный диалог с Москвой и «о Франции сразу заговорили».

Надо сказать, что Борис Джонсон в отличие от французского президента Эмманюэля Макрона находится в более выигрышном положении, поскольку после фактически предрешенного выхода из состава Евросоюза, ему не придется сверять каждый шаг с генеральной линией Брюсселя.

Газета Figaro не случайно привела выдержку из официального коммюнике Кремля, где процитировало заявление Путина о том, что «развитие конструктивного диалога и взаимодействия на различных направлениях отвечало бы интересам народов России и Британии, и всего европейского континента». Очевидно, в Елисейском дворце, чье мнение часто выражает «Фигаро», также убеждены: «кооперация» между Макроном с Джонсоном на московском направлении возможна не только гипотетически.

Читайте также  Послезавтра

Убедительная победа Консервативной партии — прежде всего, успех самого британского премьера, рискнувшего своим политическим будущим и будущим Brexit. Джонсон пошел на досрочные парламентские выборы в ситуации, когда многие соцопросы говорили о том, что как минимум половина населения Альбиона выступает против выхода страны из Евросоюза. Противники Джонсона в ходе предвыборной кампании проводили бурные акции протеста, которые должны были создать впечатление, что сторонники Brexit оказались в явном меньшинстве. Но итоги голосования продемонстрировали обратное: уличная активность британской оппозиции не была тождественной полученному на выборах результату. Консервативная партия однозначно и бескомпромиссно выступавшая за расставание с единой Европой выиграла с большим перевесом, тогда как ее противники, менявшие мнение в зависимости от сиюминутной конъюктуры, потерпели жесточайшее поражение. И тут же нашли «козла отпущения» — лидера лейбористов Джереми Корбина. По мнению немецкой «Дойче велле», он персонально виноват в том, что лейбористская партия представляет собой груду обломков и находится на пути к забвению.

Теперь в Германии признают, что изменить ничего нельзя. Ситуация напоминает 1987 год , когда после разгромной победы консерваторов их лидер Маргарет Тэтчер, элегантно помахивая думской сумочкой, впервые произнесла, обращаясь к Европейскому союзу: «Верните нам наши деньги».

Канцлер Германии Ангела Меркель, узнав об итогах британских выборов, немедленно заявила: выход Лондона станет стимулом для других стран Евросоюза, чтобы те «принимали решения более уверенно». Но не трудно заметить, что многие в ЕС озабочены появлением у своих границ экономически сильного конкурента. И, как считают эксперты, будут мешать Лондону реально стать таковым для единой Европы.

О том, как в Брюсселе станут препятствовать восстановлению британского суверенитета, публично не говорят, но недвусмысленные намеки делают. Во-первых, Европа использует в своих интересах недовольство итогами парламентских выборов в Шотландии и Ирландии, где существенно укрепили позиции националисты. Первый министр Шотландии и лидер национальной партии Никола Стерджен объявила, что потребует проведения нового референдума о независимости региона, чтобы тот смог вернуться в Евросоюз, но уже в качестве самостоятельного государства. Такие же настроения царят в Северной Ирландии, где националисты получили 9 из 17 кресел, выделенных в парламенте Соединенного королевства Белфасту. Там также не прочь объединиться с оставшейся в составе Евросоюза Ирландией.

Читайте также  Washington Examiner (США): вводить санкции против любой фирмы, которая возьмётся за «Северный поток — 2»

Во-вторых, в Европе опасаются, что, будучи свободной от европейских правил, Британия экономически переиграет бывших партнеров, предоставив субсидии для своего бизнеса, отказавшись от госрегулирования на рынке труда и мер по борьбе с изменениями климата. Словом, сбросит с себя обременительные в финансовом отношении общеевропейские обязательства. Так что, по мнению аналитиков, в оставшееся до 31 января 2020 года время, когда Альбиону предстоит покинуть Евросоюз, в Брюсселе потребуют от Лондона дополнительных гарантий, что тот и впредь сохранит приверженность курсу единой Европы по ключевым экономическим вопросам. В противном случае, «брюсселькая команда» ультимативно откажется от сделки с Джонсоном, что дополнительно обострит ситуацию внутри Британии. Рассчитывать на снисхождение и понимание со стороны Евросоюза Лондону не приходится. Как, впрочем, не приходится Джонсону всерьез надеяться на помощь со стороны США: президент Трамп хотя и обещал британцам супервыгодную сделку, опыт торговых переговоров, которые до сих пор вел Белый дом, говорит о том, что выгодной она окажется, прежде всего, для самих Соединенных штатов.

Добившись Brexit и покинув Евросоюз, команде Джонсона придется многое в экономике и внешней политике выстраивать с чистого листа. Такой подход, в том числе, возможен и в отношениях с Россией, если, конечно, в Британии не возобладают разрушительные стереотипы по поводу диалога с Кремлем. Не знаю, насколько ожидания добрых отношений между нашими странами уместны в случае консерваторов прокомментировал поствыборную ситуацию на Альбионе пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. Тем не менее он подчеркнул, что хочет в отношениях с Британией надеяться на лучшее.